В замке Эллинорра Любовь без границ Ирена Цибърска на сервере Проза.ру Данута Рексць на сервере Стихи.ру Елена Несмеяна на сервере Стихи.ру

КАЛОКАГАТИЯ - ΚΑΛΟΚΑΓΑΘΊΑ

Объявление

В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли.

Чехов Антон Павлович 

 

 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КАЛОКАГАТИЯ - ΚΑΛΟΚΑΓΑΘΊΑ » Мир поэзии » Болгарская поэзия


Болгарская поэзия

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Христо Ботев (настоящее имя Христо Ботёв Петков, болг. Христо Ботьов Петков), 6 января 1848, Калофер — 2 июня 1876, близ горы Враца) — болгарский поэт, революционер и национальный герой.
http://i082.radikal.ru/1005/a6/b9e890b29b50.gif
Христо Ботев учился до 1863 г. в родном Калофере, осенью 1863 г. на стипедии Болгарского дружества в Одессы и с помощей русского вицеконсула в Константинополе, Найдена Герова поступил учеником во Вторую Одесскую гимназию. Там же был захвачен революционно-демократическим движением в России того времени, начал писать стихи. В септябре 1865 г. исключен из гимназии, учился на университете в Одессе, а потом, в октябре - декабре 1866 г. был учительем в селе Задунаевка в Бессарабии. Ботев принадлежал к поколению болгарских эмигрантов, тесно связанных с русской интеллигенцией (символический образ — Инсаров в «Накануне» Тургенева). В 1867 вернулся в родной Калофер и там во время торжеств в честь Кирилла и Мефодия (ныне национальный праздник Болгарии, одним из учредителей его был отец Ботева) выступил с антитурецкой речью, после которой его принудили покинуть город. Эмигрировал в Румынию, время от времени ездил и в российскую часть Бессарабии.
В 1869 участвовал в объединениях болгарской эмиграции в Бухаресте, познакомился и подружился с Василом Левским, вошёл в Болгарский центральный революционный комитет. Участвовал в создании в Болгарии сети комитета на местах. С 1871 года издавал газету «Слово болгарских эмигрантов» (Дума на българските емигранти) и сотрудничал с газетой Свобода, которую издавал Любен Каравелов. Написал известные стихи на казнь Левского (1873).
После казни Левского, поставившей под угрозу всё движение, БЦРК раскололся на фракцию Стефана Стамболова и Панайота Хитова, требовавшую немедленного восстания, и фракцию Любена Каравелова, главы БЦРК, склонявшуюся к необходимости дополнительной работы по подготовке. Ботев был с первыми. Напряжение международной обстановки на Балканах привело к тому, что сторонники восстания получили преобладающую роль в движении. В августе 1875 года Каравелов подал в отставку, и его преемником стал Ботев.
В следующем году началось Апрельское восстание (1876). Ботев, не имевший военного опыта, вместе с выпускником Николаевской военной академии лейтенантом русской армии Николой Войновским командовал отрядом из 276 человек, который высадился с прибывшего из Румынии по Дунаю парохода «Радецкий» близ Козлодуя, на северо-западе страны. Надежда на всеобщее восстание в данном регионе не оправдалась, османская регулярная армия и карательные части башибузуков легко пресекали попытки массового неповиновения. К моменту высадки Ботева восстание уже фактически было подавлено по всей стране. Первое время отряд Войновского и Ботева искусно отражал атаки башибузуков, но когда в конце мая 1876 года на борьбу с ними было подтянуто 5 рот османских солдат, положение ухудшилось; повстанцы расположились лагерем на горе Враца и разделились на две части. Считается, что 21 мая (2 июня н. ст.) Ботев был там ранен турецким снайпером в грудь и практически сразу же скончался. Однако по воспоминаниям участников и выводам специальной комисии болгарских историков, пуля попавшая в Ботева не могла прилететь со стороны турок, поскольку он находился в таком месте, откуда позиции неприятеля не обстреливались, поэтому есть версия о том, что его застрелили свои же товарищи, обозленные неудачей.
В своём творчестве Ботев ориентировался на стихи русских революционных демократов (прежде всего Некрасова), его вдохновляла также Парижская коммуна. Некоторые стихотворения проникнуты элегическим настроением, некоторые — революционным пафосом. Одно из самых популярных его стихотворений — баллада «Хаджи Димитр». Стихи писал также его сподвижник Стефан Стамболов (будущий политик); в 1875 году они издали общий сборник «Песни и поэмы». Из стихотворного наследия Христо Ботева сохранилось немногим более двадцати стихотворений, большинство из них стало народными песнями и передавалось изустно и в многочисленных списках; первое полное собрание сохранившихся стихотворений было издано только в 1907 году.
После гибели предводителя войско упало духом и стало рассеиваться, практически все участники отряда Войновского и Ботева также погибли.


Хаджи Димитр

Живеще, жив он. Там, на Балканах,
лежит и стонед в крови горючей
юнак отважный в глубоких ранах,
в расцвете силы юнак могучий.

Обломок сабли он бросил вправо,
отбросил влево мушкет свой грубый.
В очах клубится туман кровавый,
мир проклинают сухие губы.

Лежит отважный. В выси небесной
исходит зноем круг солнца рдяный.
Жнея по полю проходит с песней.
Сильнее кровью сочатся раны.

В разгаре жатва... Пойте, рабыни,
напев неволи! Встань, солнце, выше
над краем рабства! И пусть он сгинет,
юнак сраженный... Но, сердце, тише!

Кто в грозной битве пал за свободу -
не умирает: по нем рыдают
земля и небо, зверь и природа,
и люди песни о нем слагают...

Днем осеняет крылом орлица,
волк ночью кротко залижет раны,
и спутник смелого - сокол-птица -
о нем печется, как брат названый.

Настанет вечер - при лунном свете
усеют звезды весь свод небесный.
В дубравах темных повеет ветер -
гремят Балканы гайдуцкой песней!

И самодивы в одеждах белых,
светлы, прекрасны, встают из мрака,
по мягким травам проходят смело,
садятся с песней вокруг юнака.

Травою раны одна врачует,
водой студеной кропит другая,
а третья в губы его целует
с улыбкой милой - сестра родная.

"Скажи, сестрица, где Караджата,
найди, сестрице, мою дружину.
Душа юнака - моя расплата, -
пусть, бездыханный, я здесь остыну."

Сплели объятья, всплеснув руками,
взметнулись с песней, легки, крылаты,
поют, летая под облаками,
по свету ищут дух Караджаты...

Но ночь уходит... И на Балканах
лежит отважный, кровь бьет потоком, -
волк наклонилсяи лижет раны,
а солнце с неба палит жестоко.

0

2

На прощанье в 1868 г.

Не плачь, моя мать, не сетуй,
что стал я, твой сын, гайдуком,
гайдуком стал, бунтарем я,
тебя несчастной оставил
свое оплакивать чадо!
Но ты проклинай, родная,
турецкую злую неволю,
что обрекла нас скитаться
на этой горькой чужбине
немилых, чужих, бездольных,
вдали от родных и близких.
Я знаю, что, сын твой милый, -
быть может, юным погибну
я завтра у переправы
над белым, тихим Дунаем.
Но что же, скажи мне, делать,
коль ты меня породила
с мятежным юнацким сердцем,
И сердце мое не терпит
Того, что турок глумится
Над очагом отцовским,
Где я подрастал, где вскормлен
Твоим молоком материнским,
где люба-краса дарила
сиянием глаз своих черных
и скорбное сердце согрела
теплом своей милой улыбки,
где из-за меня почернели
от горя отец мой и братья.
Ах, милая мать юнака,
прости, что с тобой прощаюсь!
Ружье за плечо я вскинул,
спеша на призыв народный
сражаться с врагом неверным.
За все, что мне дорого, свято,
за мать, за отца, за братьев
на битву пойду, а там уж
пусть будет, что сабля покажет
и доблесть юнацкая наша.
А если ты, мать, услышишь,
что пули в селе запели,
в село ворвались юнаки,
ты выйди, мать, и спроси их,
где чадо твое осталось.
И если тебе ответят,
что пал я, пронзенный пулей,
не плачь ты, мать, и не сетуй,
не слушай ты тех, кто скажут,
что был я сорвиголовою,
а в дом родной возвратившись,
о всем расскажи сердечно
ты братьям моим подросткам.
Пусть знают они и помнят,
что был у них братец старший,
что брат их погиб в сраженье,
что он не хотел, сердешный,
смиренно кланяться туркам,
терпеть бедняков неволю.
Ты, мать, им скажи - пусть помнят,
пусть помнят меня и ищут
меж скал мое белое тело,
истерзанное орлами.
И кровь мою черную ищут
в земле нашей черной отчей.
Дай бог, чтобы к ним попали
ружье мое, мать, и сабля,
и если врага они встретят,
пусть пулей они приветят
и саблей его приласкают...
Но если ты, мать, не можешь
так сделать, братьев жалея,
то в час, когда девушки будут
водить хоровод перед домом,
сойдутся мои погодки,
придет моя скорбная люба,
ты выйди, мать, и послушай
с меньшими братьями вместе
мою юнацкую песню -
как я погибал в сраженье,
какое последнее слово
сказал я своей дружине.
Смотреть тебе будет грустно
на этот веселый праздник,
но, если ты встретишься взглядом
со взглядом моей любимой,
два сердца милые дрогнут -
ее и твое, родная,
две слезки капнут на груди
на старую и молодую.
Все это братья увидят
и, коль подрастут, родная,
как старший брат, будут сильно
любить и врагов ненавидеть.
А если, родная, в селенье
приду я живой, невредимый,
со знаменем, поднятым гордо, -
под знаменем славы юнаки
в расшитой гайдуцкой одежде,
и львы на шапках сверкают,
все с ружьями за плечами,
и саблями-змеями сбоку, -
тогда ты, моя родная,
и ты, моя милая люба,
идите в сады за цветами,
нарвите плюща и герани,
несите героям букеты,
плетите венки, украшая
юнацкие шапки и ружья.
Тогда ты, родимая, встретишь
и старшего сына, обнимешь,
обнимешь его, поцелуешь,
на светлом челе прочтешь ты
два слова: СМЕРТЬ ИЛЬ СВОБОДА.
Рукой, окропленной кровью,
я к сердцу прижму свою любу,
пусть слышит, как сердце юнака
в груди моей бьется, играет;
и стон заглушу поцелуем,
под жарким моим поцелуем,
горючие высохнут слезы...
В дорогу! Прощай же, родная!
В дорогу! Ты жди меня, люба!
Дружина в поход выступает
дорогою страшной, но славной.
Быть может, я юным погибну,
но... выше не будет награды,
коль скажут когда-нибудь люди:
он умер, бедняга, за правду,
за правду и за свободу.

0

3

Казнь Васила Левского

О мать Болгария, край мой милый,
о чем горюешь, рыдаешь слезно?
Проклятый ворон, над чьей могилой
во мраке каркаешь ты так грозно?

Ох, вижу, вижу, страна родная,
о том горюешь, что ты - рабыня, -
о том, что, отклика не встречая,
твой скорбный голос звучит в пустыне.

Так плачь же, плачь!... На краю Софии
в петле качается сын твой милый.
Его казнили тираны злые.
И, мертвый, полон он страшной силы...

Проклятый ворон поживы просит, -
псы и шакалы в полях вьют петли,
старухи к небу мольбы возносят.
Рыдают женщины, плачут дети...

Под завывание вьюги снежной
сметает ветер травинки с поля.
Мороз жестокий. Плач безнадежный.
И сердце скорби полно и боли.

0

4

Борьба

В горе, в неволе проходит юность,
кровь наша горкнет, в жилах волнуясь;
мрачно кругом, и никак не ответишь,
зло ли, добро ль на дороге встретишь.
Воспоминания будит все чаще
злобная память. Они не ослабли.
В груди - ни любви, ни верь, ни капли,
нет и надежд, чтоб от снов мертвящих
встал человек, пробудилься, разумен.
Умный - здесь принято думать - безумен,
зато глупца у нас превозносят:
"Он ведь богат!" - а о том не спросят,
сколько он душ загубил для наживы,
сирот на свете ограбил сколь много,
сколько в церквах он обманывал бога
клятвой, мольбой и словами, что лживы.
И вот, хоть общественный он мучитель,
славят его и церкви и власти;
кладет поклоны невежда-учитель,
внушая со сворой газетчиков вместе,
что страх перед богом есть начало
всяческой мудрости... - так прорычало
волчье стадо в шкурах овечьех,
из камней лжи создавая основу;
а ум человека хотят они снова
на веки веков заковать в оковы!
Царь Соломон, тиран развратный,
давно уж куда-то в рай упрятанный,
там, сидя со святыми отцами,
сеял глупости между глупцами.
И мир этот вздор повторяет убого:
"Чтите царя и страшитесь бога!"
Глупость священная! Многие лета
разум и совесть с глупосьтю этой
в муках, в печали боролись и гибли...
Что же поделать они могли бы?

К ярму тяжелому мир привыкает,
тиранство и ложь до сих пор уважает,
лобзает железную тяжкую руку,
лживые речи слушает, веря.
Молчи! Молись под ударом злодея,
пусть с тебя шкуру спустят звери,
кровь из тебя пусть высосут змеи, -
только на бога надейся. "Я грешен, -
так повторяй, - о, боже, помилуй!"
Кого бог любит, - будь этим утешен, -
того и карает с особенной силой!"

Так все идет в мире. и рабство с ложью
над тобой, человеческая порода,
царствуют мощно денно и нощно
из года в год и в год от рода!
И в этом царстве, кровавом, грешном,
слез, и разврата, и черного дела,
в сем царстве скорби, где злу нет предела,
вскипела борьба, вскипела!
И близится он, священный конец.
Так крикнем: "Хлеб или свинец!"

0

5

Стефка БАКАЛОВА
РОСТОЧЕК ЛЮБВИ

Помнишь ли, милый, светлые дни, —
Нашу любовь мы делили одни?
Кто-то вулкан подозрений взорвал,
Чувств моих чистых
случился обвал.
Мысли терзают, доводят до слёз,
Нет больше светлых
и радостных грёз.
Милый, хороший, теплом своих рук
Сможешь меня ты
избавить от мук!
Светлые чувства, прошу, возроди, —
В сердце росточек любви посади.

Перевёл Александр МАТВЕЕВ

0

6

Иван КРЫСТЕВ
ПЕПЕЛ

Ты пишешь, что, тоскуя обо мне,
Над старой фотографией рыдала.
И поверяла скорбь души Луне
Когда мой след
пропал у стен вокзала.
Не веришь, что уехал навсегда,
Что о себе не дам я больше вести...
В огне камина корчатся года,
Когда вино любви мы пили вместе.
Не надо! Не проси! Мои мечты
Умчало время
в дальний край нездешний.
Два разных человека — я и ты,
И наше расставанье неизбежно.
И если возвратим ушедший день,
Не будет он,
как ты мечтаешь, светел.
Забудь меня! В камине тлеет тень
Былого дня, что превратился в пепел.

Перевёл Григорий ОСИПОВ

0


Вы здесь » КАЛОКАГАТИЯ - ΚΑΛΟΚΑΓΑΘΊΑ » Мир поэзии » Болгарская поэзия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC